thoughts

привет

Сейчас, за 5 дней до своего нового года, я чувствую себя совершенно счастливой оттого, что мне так часто встречались чистые, любящие люди, тогда, когда они были мне больше всего нужны. Что мне всегда есть, кому позвонить, когда меня накрывает необъяснимая паника, когда я сижу на обочине со сломанным велосипедом и трясущимися руками, когда я не знаю, что дальше делать со своей мечтой. Спасибо за то, что у меня всегда есть кто-то, с кем поделиться распирающим во все стороны счастьем, которое не умещается ни в одни ладони. Вчера оно было огромно, сегодня утихло, но, чуть притихшее, спокойно искрит и переливается, как очень много сокровищ сразу, и еще раз напоминает, что все дело - во взгляде на мир (the key thing is the attitude).

И в этих фантастических людях, конечно.

Почти всегда мы можем быть теми, кем хотим быть. Отсчет пошел =)
thoughts

небо над городом

я - это небо над городом, плавящееся серым,
изредка вас нанизывая на бусины грустных радуг,
мне, нависая над городом, нету в тебе спасенья,
я, нависая над городом, больше тебе не рада

я - это небо над городом, ласковое с рассветом,
сразу не догадаешься, кем я прикинусь позже.
я буду гладить улицы, их мне дороже нету,
только твоя макушка еще мне чуть-чуть дороже

я - это небо над городом, вечер с дождем и громом,
ты за последним измятым письмом добеги попробуй,
это игра: ты успеешь промокнуть уже у дома,
если я - небо, то ты будешь маленький мокрый робот

я - это небо над городом, собранный в сгустки воздух
ты закрывай глаза и мурашки лови на коже
даже не вздумай поверить что сам ты иначе создан
я - это небо над городом
каждый из нас
ты тоже
thoughts

(no subject)

город, любимый образ апрельских нытиков,
молча задвинет остатки февральских крыш.
он, как обычно, ткет по ночам из нитей то,
что ты невольно увидишь, когда не спишь.

ты, как обычно, кофе считаешь литрами,
с каждым глотком все уверенней при ходьбе,
а перед носом - выцветшими субтитрами
базовые показания о тебе
thoughts

кардиограмма

и вот однажды все отпускает, уже порядочно измотав,
ты по привычке все время ищешь его запястье или рукав,
или какое-то осознанье, какой-то тусклый, но верный знак
тому, что выросла из проверок, и все закончилось просто так.

ну вот, и, в целом, чего мы ждали в таком коричневом феврале?
остались ведомости, бумаги и перемирие на земле,
остались, в общем-то, те же чашки, и те же снадобья на меду
и это знание, что сегодня я обязательно не приду.

смешно: ты только нажмешь на кнопку, и где же гордость, и где же стать,
и если б ты выбирала, ты бы его совсем предпочла не знать,
но раз тебе не давали права на выбор, выдох или ружье,
то оставалось самой отраву варить и сетовать на нее.

и ты оглядываешь все разом: коленки, локти и все дела,
и непонятно, как под прицелом случайно выжила и жила,
как славно, что для сердечной мышцы хватало музыки и вина,
из рваных дерганых черных линий на мониторе теперь одна.
thoughts

великолепный вечер

Наблюдай, как тебя из смога и темноты
Превращают во вкусный и терпкий горячий чай.
Может, это не идеал, но уже не ты,
Или ты, но опять готовый идти за край.
thoughts

(no subject)

Северным отвратительным февралем,
Накрепко преисполненным чепухи,
Мы сядем рядом, выпьем горячий ром,
Не прерываясь, будем читать стихи.

В нас по закону жанра должны стрелять,
Рушиться стены, в пыль превращаться дом,
Мы будем, не прерываясь, стихи читать,
Сидя на островке, где горячий ром.

В мире, где все - изменчивость и ленца,
Мы с тобой, в общем, смелы и неплохи.
Взять бы и сохранить тебя до конца
В комнате, где можно вечно читать стихи.
thoughts

не торопись

Jo tev nebūs steigties: дыши и ходи по городу,
хотел же остаться в нем сером почти навечно -
так пусть он и лечит такого тебя распоротого,
раз кроме друзей и песен крыть больше нечем.

Jo tev nebūs steigties: ты столько тут шлялся плачущим
вот время распутывать нить и стелить соломку
пытаться себя, небольшого, немногозначащего
представить хоть сколь-нибудь злым и металлоемким

Jo tev nebūs steigties: ты все равно видел многое,
деревья большими и взрослых волков щенками,
пустыми округлыми каменными дорогами
выкладывал ставни и стены в своем ашраме

Jo tev nebūs steigties: кто вспомнит, тот и найдет тебя
однажды замерзшего, сонного, в центре Ливу
и скажет, что в городе reizēm бывает оттепель,
и скажет, что кадр не зависит от объектива.
thoughts

цикорий

потеряла всю окончательно надежду на идею (проект), ради которого писала текст этот
и так бывает, значит, не судьба ему пока что или вообще не судьба
так что выкладываю вот просто так, пускай висит, если найдет своего адресата
тем более, что осень закочилась ровно час и четырнадцать минут назад
а слово "кардиоосень" мне вообще однажды приснилось, честно.

это кардиоосень. оно или выпрыгнет, или смолкнет.
что-то третьего варианта пока не видно
за пределами города радио рига не ловит волны
so, my precious, you do the music, i do the bleeding

этот город весной мы хотели чтоб вышел собой удачно
заводили цветы, называли их именами,
все, что виделось призрачно-мрачным, печальным, неоднозначным
было стерто и заменилось внезапно... нами

я не знаю, была ли суть, но мне так не хотелось спорить
с горстью клюквы и треском печки необратимым,
в желтом выжженном осенью поле тянулся на свет цикорий
очень верилось в то, что солнце необходимо

это кардиоосень. оно или выпрыгнет, или, скажем,
будет биться так слабо, что скоро наступит кома
этот странный дремучий лес многослоен, многоэтажен,
эта осень внутри него тускла и незнакома

город-праздник весной мы хотели чтоб склеился из историй,
крепкий кофе варили, знали, что будет вечер..
не оставь это. не забудь это. встань, завари цикорий
и придумай еще причин для случайной встречи
thoughts

томный вечер

Вечер изначально должен был закончиться около 23, я вышла из дома в 9.30 и должна была работать до 21.30, чтобы отфоткать вечернее мероприятие на работе, а потом пойти с Ленкой дружиться с хозяевами относительно новой концертной площадки, но Ленка решила вместо этого всего посвятить вечер кексикам, а на работе сказали, что если я оставлю свой фот в заложниках, они справятся без меня. План был таков: попробовать успеть до шестичасовых пробок смотаться домой, там поесть, выложить пару новостей на сайт и спокойно себе сходить в залик после полуторанедельного перерыва.

Ехала в троллейбусе, страстно мечтая об ужине (ммм), учитывая только съеденный в 9 утра завтрак, как девочку, сидящую около меня и слушающую музыку, резко затрясло. Атмосфера вообще хорошему самочувствию не способствовала, отдельное слово набитым вечерним троллейбусам, водители которых считают, что самое время в +2 сидеть в майке и включать обогрев машины на максимум, ну и наушники, вставляющиеся в ушные раковины тоже ни к чему хорошему явно не приводили. Ну вот, девочку сначала затрясло мелкой дрожью, и я подумала - мало ли, но когда за 60 секунд это не прошло, пришлось вспомнить, как сама падала в троллейбусе в обморок. За следующие пару секунд деваха потеряла сознание и трясти ее начало сильнее, и единственное, что представлялось очевидным - эпилептический приступ. Вокруг незамедлительно столпились ахающие и охающие бабуси, предлагающие влить в нее водички (!!!) и еще много других безусловно ценных и суперполезных советов, за которые хотелось влить чего-нибудь в бабусь. К счастью, какая-то мудрая и рационально мыслящая дама позвонила в скорую, пока я выбрала из девахи наушники и размотала теплый шарф, мы смочили ей губы водой, после чего у нее на долю секунды открылись глаза и она позволила повернуть себе голову набок, а потом троллейбус остановился и стал ждать скорую.

До дома было в целом недалеко, поэтому вместо ожидания я решила прогуляться. Проверяя почту на телефоне, впервые в жизни таки впилилась в фонарный столб (мама всю жизнь сулила мне это, а вон сколько лет я прожила без подобных инцидентов), и пока ржала я и мужик, сидящий в машине и ждущий ребенка из школы напротив того самого столба, мимо пронеслась бригада МЧСников. Только успела подумать, куда это они все, дошла до магазина, купила йогуртиков, захожу в подъезд, а он кишит МЧСниками! Наверное, это был мой самый страшный подъем на второй этаж, потому что за сколько там есть ступенек я успела подумать про всю свою жизнь, протухшую курицу, затопивших квартиру соседей, незакрытый газ, взорвавшиеся розетки, труп на балконе и случайно телепортировавшихся на кухню преступников. Поднялась, ой, к счастью, не ко мне, квартира в порядке, тьфу тьфу тьфу, отлегло невероятно, разделась, свет включила жрать наконец буду думаю, а за окном МЧСники висят на лестницах. Ну, я, то есть, без штор живу, потому что повезло и окна на сторону, на которой большой зеленый газон, по которому не ходит никто, так что у меня только занавески, через них прикольно смотреть ночами, как вдалеке сменяется светофор. А МЧСники такие ломают себе балкон на два этажа выше. Офигела, свет выключила, сижу, написала своей команде в чатик, Вадик с Вовой говорят чаем их угости, чаем, как же, они меня вероятно уже в лифчике видели.

Ну вот короче, потом они сделали свои дела, свалили, я поела, сделала свои дела, съездила в зал, вернулась и думаю, что я вообще должна была вернуться домой только через час еще. Такие дела.
thoughts

to whom it may concern

Просто нет никакого на свете, ты знаешь, ни равенства, ни единства.
Я запарилась врать, почему возвращаюсь все реже и злюсь все чаще.
Есть какие-то рамки предательству, значит, должна быть и степень свинству
Или кто-то из нас не докажет, что именно он-то не настоящий.